По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Участь тела

Постом мы вспоминаем об «умерщвлении плоти» – аскетической практике, которой учит христианская традиция. Когда-то умерщвление станет совершенно определенным событием. Вспоминать о нем не хочется, а придется. На вопросы о самой малоизвестной стороне бытия отвечает настоятель храма во имя святителя и чудотворца Николая п. Новопушкинское священник Алексий Талалаев.

– Священное Писание призывает спасать душу, но в нем же сказано, что люди воскреснут, обновятся, в том числе и телесно. Почему?

– Церковь – богочеловеческий организм, Тело Христово. В ней соединяются Божеское и человеческое естества. В человеке – материя и дух. Тело не может без души, а душа без тела. В Основах социальной концепции Русской Православной Церкви говорится, что попечение о здоровье, душевном и телесном, является заботой Церкви. Однако физическое здоровье без здоровья духовного бессмысленно. В Евангелии мы видим, как Господь исцелял не только души, но и тела, указывая, что телесные заболевания – результат греха. Также находим, что должны почитать врача честью по надобности в нем, ибо Господь создал его, и от Вышнего – врачевание (Сир. 38, 1-2). Нам заповедано беречь здоровье, лечить и поддерживать тело физическими упражнениями, но не превращать его в идола, ради красоты которого мы готовы на многое.

Об одновременном воскресении души и тела говорит все Священное Писание. Самый яркий пример – воскресение Спасителя, после которого Его плоть приобрела сверхчеловеческие свойства. Точно неизвестно, какие изменения нас ждут, но на примере Христа замечаем, что Он мог делаться невидимым и неузнаваемым, проходить сквозь двери. Человек, будучи двусоставным, также воскреснет и преобразится и телом, и душой. И в таком состоянии будет в Царствии Божием.

– С посмертной участью тела связано множество суеверий. Некоторые люди верили и верят, что тело, уничтоженное, с утерянными частями не воскреснет или воскреснет неполноценно. Так ли это?

– Возможно, подобные суеверия связаны с древними языческими культами и обрядами, в которых использовали человеческие органы. В Православии ничего подобного не было и нет. Совершенно неправильно считать, что человек, лишившись какого-то органа или части тела, не воскреснет или воскреснет неполноценно. Апостол и евангелист Иоанн Богослов писал: Тогда отдало море мертвых, бывших в нем, и смерть и ад отдали мертвых (Откр. 20, 14) Это говорит о том, что Господь всесилен и может восставить тело человека из любого состояния, какая бы смерть его ни постигла.

– Сюда же можно отнести вопрос о посмертном вскрытии, в результате которого тело и органы теряют целостность. Как к этому относится Церковь?

– Страх перед этой процедурой имеет несколько причин. Как ни странно, но в России отношение к вскрытию было спокойным. При Петре I в 1700 году появились первые анатомические театры, где врачи изучали строение тела, процессы, протекающие в нем. Это было необходимо для развития медицины, оказания помощи человеку. В католическом мире, наоборот, вскрытие было под запретом. Всему виной суеверия. Это первая причина. Вторая причина – этическая. Апостол Павел называет тело храмом Духа Святого (см.: 1 Кор. 6, 19), Церковь признает его достоинство, в том числе и после смерти. Но не будем скрывать, в жизни есть место непрофессиональному поведению. Этого многие люди и боятся. По закону, от вскрытия практически невозможно отказаться, но в одном можно быть уверенным: процедура на загробную участь и последующее воскресение никак не повлияет. Будем же полагаться на совесть и порядочность врачей, которым тоже придется давать ответ за отношение к людям, живым и усопшим.

– Почему Церковь выступает против кремации? Ничто ведь не влияет на посмертную участь, тело все равно превратится в прах, а Господь все равно его воскресит?

– Во власти Господа воскресить любое тело из любой стихии, и поэтому, по слову раннехристианского автора Марка Минуция Феликса, мы «не должны бояться никакого ущерба при любом способе погребения, но придерживаться старого и лучшего обычая предавать тело земле». В 2015 году Священный Синод принял документ о христианском погребении усопших. В нем говорится, что погребальные обычаи выражают почтение телу как храму Божию и определяются верой в телесное воскресение. До этого же дня возвратится прах в землю, чем он и был; а дух возвратится к Богу, Который дал его (Еккл. 12, 7).

Церковь считает кремацию нежелательным явлением, хотя в некоторых случаях относится со снисхождением. Допустим, если предстоит длительная транспортировка тела или же законодательство страны не предусматривает иного вида погребения, как, например, в Японии. Но, так или иначе, нужно приложить все возможные усилия, чтобы похоронить человека или хотя бы его прах по-христиански.

– Считается ли согласие на кремацию близких людей грехом?

– Ни в одном из постановлений Вселенских Соборов мы не найдем рассуждений на данную тему. Их просто нет, потому как в те времена никому и в голову не могло прийти сжигать останки. Даже чин отпевания, сложившийся в первых веках христианства, являлся гимном, прославлением усопших. Конечно, тогда это были мученики, пострадавшие за Христа, святые люди, а сегодня за отпеванием мы все-таки молимся о помиловании умерших.

Почему Церковь выступает против кремации, объясняют святые. Святитель Николай Сербский писал, что кремация – это неуважение к человеку, насилие над ним, называл ее отжившим варварским обычаем, вытесненным из Европы христианской культурой почти 2000 лет назад. И это так, благодаря христианству тело действительно перестали считать чем-то нечистым, его стали уважать и заботиться о нем.

Но вот почему люди отдают предпочтение кремации? Современный мир боится смерти и на подсознательном уровне старается избавиться от всего, что напоминает о ней. Новые виды погребения, как и продление жизни любой ценой, придуманы не из экономических, экологических и прочих соображений, а из-за страха. Нет тела, нет могилы, значит, нет и смерти.

Между тем Церковь оставляет свободу выбора – она советует придерживаться христианской традиции. Следование ей – не только исполнение воли Церкви, но и помощь умершему. На мой взгляд, если человек не смог или не захотел воспрепятствовать кремации близких, и его за это обличает совесть, стоит принести покаяние на исповеди.

– Если тело после смерти нужно сохранять, то как быть со святыми мощами? Частички до сих пор расходятся по храмам всего мира. Разве это не поругание тела?

– Нет. В одном из песнопений Великой субботы говорится, что душа Спасителя спустилась в ад, и ад увидел не только Божество, но и раны пострадавшего человека. То есть душа несет определенные отпечатки страданий, благодати. То же самое и со святыми. Они были носителями Духа Святого, сосудами Божиими при жизни. Такими же остались и после смерти. Благодать неотделима от них и пребывает в каждой частице святого тела. Поклоняясь мощам, мы поклоняемся Богу, обитающему в них. На этом основано почитание, бережное отношение к телам и неодобрительное отношение к их сжиганию как к уничтожению святыни и лишению себя благодати, к которой мы прибегаем за помощью и исцелением.

– В Покровске есть район, называемый в народе «Живые и мертвые». Раньше там были кладбища, но их уничтожили, и на их месте построили жилые дома. Такой поступок – кощунство или необходимость?

– Об истинной причине этого события, конечно, лучше спросить у краеведов. Но разрушение храмов, кладбищ, на которых храмы всегда были, – это обыденность послереволюционного времени. Так из сознания людей вытравляли все, что связано с Богом и верой. Кремацию популяризировали с этой же целью – чтоб никаких крестов, попов, молитв. Крематории строили на месте и в зданиях храмов. К слову, первый открыли в храме во имя преподобного Серафима Саровского в Донском монастыре в Москве.

В любой религии, пусть далекой от познания Истинного Бога, к умершим, местам захоронения отношение всегда благоговейное, уважительное. Люди верили и верят в бессмертие души и ее связь с телом. Поэтому уничтожение кладбищ – инструмент в борьбе с религиозной памятью, с памятью о прошлом. Это неуважительное, безнравственное и неэтичное деяние, которому не может быть оправдания. Если кто-то переживает, что не останется места живым, то стоит вспомнить слова святого Паисия Святогорца: «Для мусора находят столько места, а для священных останков не находят».

– Существует рассказ о мытарствах блаженной Феодоры, где подробно описан болезненный и страшный процесс разлучения души и тела, прохождения мытарств. Является ли этот рассказ каноном? Можно ли ему доверять?

– Рассказ о блаженной Феодоре не является каноном или догматом. Это образное назидание – каждый человек будет давать ответ за свои поступки, то есть проходить посмертные мытарства. Каким образом – неизвестно. Мы узнаем об этом только после смерти. Я бы не советовал читать эту книгу всем, потому как одного она отрезвит, приведет к покаянию, а другого ввергнет в уныние.

Все люди умирают по-разному, но все они на пороге смерти видят мир духовный. Кто-то видит родственников, кого-то посещают страшные видения. Все это возможно, потому что за душой приходит не только ангел-хранитель, но и бесы. То, как описано разлучение души и тела, также является метафорой, материальным образом. Это примерное объяснение того, что испытывает человек. Святитель Григорий Палама говорил, что душа имеет привычку, любовь к телу и «никак не желает разлучаться его <…> лишь насильно – по причине болезни великой или травмы извне». Возможно, потому душе и больно, горько оставлять тело. Или потому, что человек жалеет о прожитой жизни. В любом случае, этот рассказ – напоминание о том, что смерть не является чем-то романтичным, как это представлено в тех же «группах смерти». Смерть – это серьезный этап в жизни, который каждому необходимо пройти и к которому нужно готовиться.

Беседовала Дарья Хохлова

Дарья Хохлова
Оставить комментарий
Поделиться в: