По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Господь помогает

Каких только случайных и поворотных событий не происходит в жизни! Все вокруг так изменчиво, что хорошо выстроенные планы теряют свой смысл, а несбыточные желания, о существовании которых сначала даже не подозреваешь, становятся реальностью. Так можно сказать о каждом человеке, но мы поговорим о судьбе и служении настоятеля храма во имя пророка Божия Илии р. п. Духовницкое священника Евгения Растопшина.

Спортивное детство

В 1967 году в семье успешных и талантливых тренеров по конькобежному спорту Александра Григорьевича и Натальи Владимировны Растопшиных родился будущий (и не единственный) священник — отец Евгений. А пока просто Женя.

Семья Растопшиных из Саратова переехала на Кольский полуостров, в город Кировск, где и проходило становление Жени. По словам батюшки, человек, хоть немного поживший на Севере, заболевает им навсегда. Особенно запомнилась мальчику необыкновенная природа: высокие горы, слепящий снег, лес, осенью и весной играющий всеми красками, полярная ночь и суровый климат.

Как признается батюшка, без спорта жить было невозможно. С детства он знал, что такое тренировки, терпение, упорство и дисциплина. В Кировске — горнолыжном курорте — детей учили стоять на лыжах чуть ли не раньше, чем ходить. Женя стал заниматься горнолыжным спортом с шести лет. «Из детского сада меня забирали днем, вели на стадион, хорошо освещенный прожекторами — на Севере темнеет рано. И я тренировался с другими ребятами», — вспоминает батюшка. Началась школа. Сразу после уроков мальчик бежал на тренировку, потом — делать уроки и гулять. О профессиональной карьере задумался только в 9 классе, стал участвовать в спартакиадах школьников, юношеских чемпионатах страны. Тренировки стали длительнее, времени оставалось только на учебу, помощь по дому и сон. Евгений уже успел попробовать себя в плавании и конькобежном спорте, которому и решил посвятить жизнь.

В 17 лет — мастер спорта, участник чемпионата СССР среди юношей, а в 22 года — спортсмен второго состава сборной СССР. Из военного училища юношу прямиком направили в клуб «ЦСКА», где распорядок очень жесткий: никаких поблажек в плане занятий, строжайшая дисциплина. Но как бы там ни было, отец Евгений с теплом отзывается о клубе до сих пор.

В 1988 и 1992 годах Евгений отбирался на Зимние Олимпийские игры, показал результат норматива мастера спорта международного класса, но без присвоения квалификации, и в том же 1992-м завершил блестящий спортивный путь, встретив Ольгу Николаевну, свою матушку.

Главный пример

Воцерковление пришлось на то время, когда Евгений оставил спорт. В 1970–80-е о Церкви и речи быть не могло. В Кировске храм находился далеко. Семья Растопшиных не была глубоко церковной, хотя порицание веры и Бога было им чуждо.

Крещение батюшка принял в 22 года незадолго до того, как оставил спорт. Как сам говорит, случайно. Но тут же добавляет: «Хотя случайностей-то не бывает». Просто вышел с друзьями-спортсменами не на той станции метро, а там храм, колокольный звон. Решили зайти, свечки поставить. Вдруг появляется священник и спрашивает, кто на Крещение.

После этого мало что изменилось, спортсмен жил как и прежде: тренировками и соревнованиями. Настоящие перемены были связаны с семьей. Отец, который был для Евгения и другом, и тренером, стал священником. Его примеру последовал и младший брат, ныне священник Владимир Растопшин. Евгений к тому времени работал врачом в санатории «Октябрьское ущелье» и уже ходил в храм.

На благо Церкви будущий отец Евгений много потрудился, еще будучи мирянином. На спортивных сборах в 1989 году в Москве он наведывался с друзьями в Новоголутвинский женский монастырь в Коломне, к игумении Ксении (Зайцевой), к слову, тоже бывшей спортсменке, делал ремонт, разбирал стены, клал печку и вешал тяжеленные чугунные царские врата в верхнем приделе храма. Было интересно просто побыть в святом месте, поговорить с матушкой, посмотреть, чем живет обитель. В Саратове отец Евгений благоустраивал храм в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали», а в селе Сосновка Аткарского района, куда отправили служить отца, — старенький и заброшенный Казанский храм.

Желание принять сан постепенно возникало в ходе общения с отцом, который очень изменился. Из взрывного тренера он превратился в рассудительного, доброго и нежного человека, души не чаявшего в детях и внуках. В 2004 году Епископ (ныне Митрополит) Саратовский и Вольский Лонгин рукоположил Евгения в диакона, затем — в пресвитера. Тогда же отец Евгений поступил в Саратовскую православную духовную семинарию на заочный сектор обучения.

Все для храмов

Священническая жизнь началась с печального события. Пока отец Евгений проходил сорокоуст в Свято-Алексиевском монастыре г. Саратова, умер протоиерей Александр Растопшин. «Мы с ним даже ни одной службы не совершили», — делится священник. Назначение на служение в р. п. Духовницкое помогло облегчить скорбь.
Сразу по прибытии отец Евгений погрузился в дела вверенного ему прихода. Сказать, что жизнь в селе удивила, — ничего не сказать. Городской житель, да еще несколько лет проживший в Москве, был в шоке. Магазинов нет, продукты только в ста километрах — в Балаково, дом — в плачевном состоянии, без воды, отапливается частично. Батюшка признается: какое там служить и что-то развивать! Он не представлял, как жить-то будет. Обустроив жилище, отец Евгений перебрался в село с семьей.


На очереди был храм. Некогда величественный деревянный храм во имя пророка Божия Илии, переживший преобразования то под кинотеатр, то под музыкальную школу, разваливался пополам. Многочисленные ремонты заканчивались обрушением стен. В конце концов пришлось смириться с фактом — 80% храма сгнило, нужно строить новый. И рассчитывать в этом деле только на помощь Божию.

Однажды в храм вошел представительный человек и поинтересовался у спустившегося с лесов рабочего, где можно найти настоятеля. Рабочий, только что окончивший покраску потолка, собственно, им и оказался. Так завязалось знакомство и сотрудничество с ктитором Валерием Константиновичем Шумским, благодаря которому и был построен храм.

Были, конечно, искушения, трудности. Да такие, что отец Евгений в Свято-Троицкую Сергиеву Лавру к духовнику поехал. Совершили молебен, и строительство сдвинулось с мертвой точки. В 2012 году Епископ Покровский и Николаевский Пахомий освятил большой кирпичный храм. Кстати, построен он по тому же самому проекту, что и прежний. По словам батюшки, проект, обнаруженный им в Самарском архиве, датирован 1829 годом.

Был отец Евгений и настоятелем храма в честь Покрова Божией Матери в селе Липовка, пока там не образовалась монашеская община. Разрушенный с внешней стороны храм хорошо сохранился внутри, местами уцелела старинная роспись, акустика была просто великолепной. Правда, зимой здесь не послужишь. Отопления нет. Восстанавливать этот храм батюшке не довелось, все силы и время отбирал приход в поселке Духовницкое. Сейчас храмом занимаются монахини, а отец Евгений помогает, чем может.

На приходе

У села одна проблема — тихое вымирание. В Липовке проживают 230 человек, раньше число жителей приближалось к 1000. Когда-то это был уездный город Самарской губернии с начальной церковно-приходской и общеобразовательной школами, большой библиотекой, столовой для простого народа и двумя храмами. В поселке Духовницкое ситуация с виду более обнадеживающая — около 7000 жителей. Однако путь развития схожий. Село — сплошной магазин. Ничего не производится, только продается. В поисках средств и лучшей жизни жители (особенно молодые) уезжают. И это сказывается на церковной жизни.

«Приход был, но немногочисленный. На первом всенощном бдении молилось 3 человека», — говорит отец Евгений. Как бы батюшка ни старался общаться с людьми, проводить вероучительные беседы, с богослужением ситуация не изменилась. Больше всего верующих собирает Литургия, до 50 человек. В Липовке то же самое, только людей поменьше, а на всенощном — никого. У села свой режим. «Здесь всенощное бдение — это вечерняя дойка», — поясняет настоятель. Но не отчаивается, ведь у него есть помощники. На приходе трудятся несколько верующих и семья: сын алтарничает, дочки, как только подросли, стали петь и читать на клиросе. Матушка Ольга, как говорит священник, его тыл. Она занимается воскресной школой, бухгалтерией и делопроизводством, воспитывает пятерых детей, хлопочет по дому, украшает храм к большим праздникам.

Батюшка наладил отношения с фермерами. Они помогают храму, вместе с настоятелем построили спортивную коробку для школьников. Теперь вот в планах стадион, привлечение знакомых спортсменов, чтобы заинтересовать детей здоровым образом жизни. Власти тоже не отказывают в решении насущных проблем храма.

К сожалению, не все прихожане с одинаковым рвением откликаются на просьбы священника. Здесь батюшка строг и самокритичен одновременно. Считает, что к нему могут относиться, как угодно, а вот к храму — обязательно с почтением.

Приход отец Евгений потихоньку формирует: продолжает знакомиться с людьми, ходит в гости, помогает в житейских и бытовых вопросах, проводит церковно-светские мероприятия, приглашает местных детей на летнюю площадку и в воскресную школу, ищет инициативных людей, готовых участвовать в жизни Церкви и преодолевать любые трудности. Что бы ни случилось, отец Евгений говорит: «Я бы пожаловался, но грех. Все у меня хорошо. Господь помогает!».

Дарья Хохлова

Фото Алексея Лузгана
Дарья Хохлова
Оставить комментарий
Поделиться в: