По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Преподобный Серафим на Волге

Происходят ли сейчас чудеса, сравнимые с теми, что происходили в первохристианские времена? Еще как! Вот вам далекое-одинокое вымирающее село на берегу Волги — Яблоновка, где 600 человек, большая часть — мусульмане и болящие известным недугом, где палящее солнце и суховейная степь, где начатки духовного оазиса — кирпичные стены будущего храма во имя преподобного Серафима Саровского. Пусть в высоту не более полутора метров. Строит-то всего несколько семей. Без спонсоров и профессиональных строителей.

Дома

В клубящейся пыли отсутствующей здесь дороги изредка мелькают местные жители. Вокруг сушь, степная трава и крошечные домики. Храм тоже крошечный, но его не пропустишь — среди кирпичной кладки на месте будущего престола возвышается деревянный крест. Да-да, это храм. Стройка только снаружи, а в прохладном цоколе, куда мы вместе с семьей Фирст спускаемся, целая инфраструктура: место для отдыха, кухня, трапезная и храм, конечно. Икон немного, их заменяют большие красочные житийные картины, на кануне и подсвечниках теплятся свечки, а у подножия — приношение прихожан, благоухающие пышные цветы. В общем, и правда оазис.

«Вот Вы спрашиваете, почему Яблоновка? Это же глушь. Когда мы сюда приехали десять лет назад, школу и детский сад хотели закрыть. Господь посылает людей туда, где они нужны», — говорит глава семьи Эдуард Эмильевич Фирст. Село Ровенского района переживает не лучшие времена, а когда-то это была богатая немецкая колония Лауб, или Лауве, основанная в 1767 году по указу императрицы Екатерины II семьями из Саксонии, Бранденбурга, Нюрнберга и Дармштадта. Первое, что привезли сюда переселенцы, — вера. В колонии сначала открылись евангелические и католические приходы, потом уже фермы, зернохранилища, пекарни, лесопильный завод. Процветающее селение не раз разграбляли. И если нашествие пугачевцев удалось пережить, то от политики раскулачивания село не может оправиться до сих пор.

Домашние шутят: давным-давно чистокровной немецкой семье удалось вернуться на Родину, в Германию, а мама Катарина Филипповна Фирст перевезла всех в постсоветскую деревню. На это мама только усмехается: «Да где Родина-то на самом деле?» Истоки, корни в этой самой Яблоновке были и будут. «В 1941 году немецкое население — в том числе и моих предков, живших здесь, — депортировали. Имущество отобрали, мужчин отправили в трудармию, а женщин оставили на голом пустыре с умирающими детьми. Мы здесь, чтобы и село возродить, и веру. Только теперь православную», — делится Катарина Фирст.

Путь нашей рассказчицы к Истине был долог и непрост — через болезни и искания. «Моя мама Фрида Самуиловна всегда говорила мне, что Православие — русская вера, а у немцев своя есть. Сказать, что она удивилась, когда я приняла Крещение, а потом и всю семью — мужа, детей, родственников и ее саму — к этому стала подталкивать, ничего не сказать. Но сначала же нужно семейную церковь построить», — продолжает Катарина. Там же, в Германии, семья Фирст познакомилась с Людмилой Вильгельмовной Банцгоф, которая и открыла им веру Христову, заразила желанием вместе с ней построить православный храм. Она уже ушла, но оставила свое дело. Самое главное в жизни.

Знакомьтесь, православные!

foto_5_1.jpgКак считает Катарина Филипповна, женщина огромной жизненной силы и созидательной энергии, на данный момент необходимо образовать приход. Во всех смыслах этого слова: и сформировать, и научить. Потому как простые истины для людей — откровение. Местные жители не видят разницы между католиками и православными, вид священника вызывает недоумение и дискомфорт, вместо Пасхи — разгульное застолье, вместо Рождества — Новый год. Вот так появилась благодатная почва для зарождения православных традиций. На престольный праздник Владыка Пахомий совершил молебен, после которого семья пригласила всех в сельский клуб. Фирсты нашли житие преподобного Серафима Саровского в стихах, заказали в типографии картины-жития, что теперь украшают храм, приготовили угощение… Все для того, чтобы сельчане познакомились и узнали, чем живут верующие.

«В школе мы отказались от участия в новогодней программе. Взамен пригласили к себе на Рождество», — вспоминает Катарина Филипповна. Без сомнения, большой самодельный вертеп с Вифлеемской звездой, животные, простой сценарий со стихами и песнями, кукольный спектакль и подарки что-то оставили в сердцах людей. И теперь по праздникам в подвальном помещении храма собирается от 30 до 50 прихожан.

А на установку креста и закладку капсулы 21 сентября 2015 года, которую совершил Владыка Пахомий, так вообще 125 человек из соседних сел и городов пришло! Настоящая соборная молитва, призыв, пример тем, кто еще стесняется стать частью прихода! Чудеса, да и только — многие действительно заспешили в храм — пообщаться, помощь предложить. И это притом, что храма-то еще нет. «Если приход начинается со строительства, он будет сильным. Человек вкладывает душу в каждый кирпичик. И это настоящая радость», — в один голос заявляют Фирсты.

Люди храма

Основной принцип, которого придерживается семья и благодаря которому стройка идет, таков: построить храм может каждый. Вне зависимости от возраста, материальных и физических возможностей. Это не шутка, что храм строится без спонсоров и строителей. Магнаты в Яблоновку не заглядывают, архитекторы и инженеры ни с мировым, ни со столичным именем тоже. На стройке все свои: штукатур-маляр Фрида Самуиловна, летчик-инженер Эдуард, повар-водитель Катарина, их дети Александр, Рихард, Стефан, Ангелина, Маша, маленькая Даша. А еще многодетная семья Банцгоф, семьи Финк и Симон да прихожанки почтенного возраста. «Мы не строители, — признается Катарина, — мы купили проект, а что делать, не знаем». «Но Господь нас не оставляет, — добавляет Эдуард. — Он дает нам все, что нужно для работы на данный момент». Людей тоже. С самых первых дней новоиспеченных храмоздателей контролируют и консультируют преподаватель и архитектор, принимавший участие в строительстве восьми монастырей, Андрей Борисович Рассада и хороший инженер Вячеслав Георгиевич Щетинин.

Строить и правда может каждый. Нужно только знать, что кому по силам. Александр и Стефан копают, мешают раствор, кладут кирпичи. Рихард учится на строителя, чувствует себя на стройке уверенно и уже сейчас опережает учебную программу с практикой. А вообще, все друг друга способны заменить. Даже Ангелина с Машей могут дать мастер-класс по кирпичной кладке. Фрида Самуиловна сетует, что здоровья нет, а сама, как и члены семьи, прихожанки Валентина Ивановна и Лариса Вильгельмовна, убирает в храме, занимается огородом и готовит для тружеников. Все это согласуется с главным принципом, поэтому у храма много состроителей. Кто пирожки работникам принесет, кто рассказом привлечет благотворителей или строителей, кто совет даст и опытом поделится, а кто круглую сумму пожертвует. Например, православный приход в Германии, таинственный жертвователь, оставляющий деньги под кирпичиком, или прихожанка Вера Ивановна — одна из тех, кто обрадовался приезду трудолюбивой и отзывчивой верующей семьи. Она сразу внесла пожертвование на фундамент и стала пропадать в строящемся храме. За ней пришел неверующий муж. От него тоже есть польза — чистота на прихрамовой территории.

foto_5_2.jpgА сколько может сделать молитва! Строительство долго не шло: документы терялись, трактор ломался. А после крестного хода с Табынской иконой Божией Матери пригласили священника Сергия Захарью место освятить, привезли землю из Серафимо-Дивеевского монастыря, начали котлован рыть под высокий храм с шестью куполами, посадили садик, собрали библиотеку, арендовали дом для случайных трудников. «Пусть приезжают! Напоим, накормим, спать уложим, да еще и в баньке выпарим», — смеется Катарина. Есть еще у Фирстов загадочная баба Таня. Говорят, просыпается и засыпает с молитвой об их семье и храме. Вот они и строятся.

Наше будущее

В подвале храма Фирсты с прихожанами каждую среду читают акафист Божией Матери перед иконой «Неупиваемая чаша», а каждую пятницу — небесному покровителю храма — преподобному Серафиму Саровскому. Нуждающихся в этих молитвах более 700 человек! На службы семья ездит в Свято-Покровский храм поселка Приволжский и Свято-Никольский храм села Узморье. Там они поют, читают, пономарят. Там они встретили будущего настоятеля священника Артемия Добрынина. Несколько раз в месяц батюшка совершает в Яблоновке молебны и панихиды. Полноценная служба даже с переносным антиминсом пока по техническим причинам невозможна.

Тем временем в селе священника очень ждут. Отец Артемий тоже рвется устраивать здесь церковную жизнь: пообщаться с жителями, собрать воскресную школу, открыть людям радость богослужения и молитвы, ведь неважно, какой храм, важно — общение с Богом, прикосновение к вере и личный достойный пример, чтобы люди видели добрые дела и прославляли Отца Небесного (см.: Мф. 5, 16). Что ж, в Яблоновке так и будет, потому как храм — это лучшее богатство, которое можно оставить после себя, и лучшее будущее, которое можно построить своими руками. Каждому.

Дарья Хохлова

Дарья Хохлова
Теги: преподобный Серафим Саровский.
Оставить комментарий
Поделиться в: